Почему лишение сна влияет на каждого из нас по-разному.

Почему лишение сна влияет на каждого из нас по-разному.

Почему лишение сна влияет на каждого из нас по-разному.

Учитывая, что в Соединенных Штатах от 50 до 70 миллионов взрослых людей страдают «расстройствами сна или бодрствования», Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) рассматривают лишение сна как «проблему общественного здравоохранения».

Потеря сна вызывает особую тревогу, учитывая ее статус как существенного фактора риска дорожно-транспортных происшествий и медицинских происшествий, а также представляет опасность для здоровья.

Недостаточный сон может увеличить риск повышения кровяного давления, диабета, ожирения, рака и других заболеваний.

Из любопытства следует, что лишение сна имеет широкий спектр побочных эффектов. Фактически, ЦКЗ сообщает, что 23,2% взрослого населения США в возрасте 20 лет и старше испытывают трудности с концентрацией внимания, а еще 18,2% говорят, что у них проблемы с запоминанием вещей в результате потери сна.

Однако новые исследования показывают, что когнитивные последствия потери сна варьируются от человека к человеку, и что эти различия могут быть обусловлены нашей генетической структурой.

Ученые во главе с Полом Уитни, профессором психологии Университета штата Вашингтон (WSU) в Пульмане, обнаружили генетическую изменчивость, которая объясняет, почему некоторые люди выполняют определенные когнитивные задачи намного лучше, чем другие после того, как они были лишены сна.

Полученные результаты были опубликованы в журнале «Научные доклады».

Тестирование последствий лишения сна

Уитни и его коллеги изучили когнитивные способности 49 здоровых взрослых людей в возрасте в среднем 27 лет.

Из них 34 взрослых были направлены в группу, страдающую от недостатка сна, а 15 — в контрольную группу. Первые шли 38 часов без сна, в то время как органы управления спали нормально.

Чтобы проверить когнитивные способности участников, исследователи попросили их выполнить задание до и после вмешательства, используя компьютерный экран и мышь.

Задача состояла в оценке гибкости управления вниманием участников путем тестирования способности участников правильно нажимать левую кнопку мыши, когда они видят на экране определенную комбинацию букв, и правую кнопку мыши для всех остальных пар букв.

Участникам было поручено выполнить задание как можно быстрее и точнее. Важно отметить, что в середине эксперимента их внезапно попросили переключиться и щелкнуть левой кнопкой мыши на другую комбинацию букв.

Уитни и команда также провели анализ генотипов участников и разделили группу с недостатком сна на три подгруппы, основываясь на трех вариантах гена под названием DRD2.

Ген DRD2 является дофаминергическим рецептором, который регулирует обработку информации в области мозга, связанной с когнитивной гибкостью.

Вариант гена защищает от эффектов потери сна

После внимательного «переключения» в середине задания некоторые участники запутались и плохо справились с «новым» заданием.

Однако участники с определенной вариацией гена DRD2 выполняли те же действия, что и контрольная группа.

Соавтор исследования Ханс Ван Донген, директор Исследовательского центра сна и эффективности ВГУ, объясняет значимость полученных результатов, говоря: «Наши исследования показывают, что именно этот ген влияет на способность человека менять направление развития при получении новой информации».

«Некоторые люди защищены от последствий лишения сна именно этими генетическими изменениями, но для большинства из нас потеря сна делает что-то с мозгом, что просто мешает нам переключать передачи, когда обстоятельства меняются», — говорит Ван Донген.

Уитни также принимает участие в исследовании, говоря:

» Наша работа показывает, что есть люди, которые устойчивы к последствиям лишения сна, когда речь заходит о когнитивной гибкости. Удивительно, но эти же люди так же, как и все остальные, страдают от других задач, требующих других когнитивных способностей, таких как поддержание фокуса».

«Это подтверждает то, о чем мы давно подозревали, — добавляет он, — что последствия лишения сна не являются общими по своей природе, а скорее зависят от конкретной задачи и генов человека, выполняющего эту задачу».

«Наша долгосрочная цель заключается в том, чтобы обучать людей таким образом, чтобы они, независимо от их генетического состава, могли распознавать и должным образом реагировать на меняющиеся сценарии и быть менее уязвимыми к потере сна», — заключает Уитни.